РЕКЛАМА

Профсоюзы на фоне Простоквашино

Профсоюзы на фоне Простоквашино

...И вот смотрите, что получается. Несмотря на разговоры о позитивном действии санкций, сокращения на российских предприятиях продолжаются.

Это не такие обвальные цифры, как в первый период прошлого кризиса, а более-менее стандартные, по несколько тысяч увольнений в неделю. Они не концентрируются в одном регионе, а скорее “размазаны” по карте. На пару с увольнениями идет закрытие предприятий - тоже не в одной отрасли, но характерно, что в большинстве своем это именно промышленные предприятия, из тех, что пережили прошлый кризис. Кроме того, явно повышен уровень банкротств в автотранспорте.

Смотрим дальше. Одновременно продолжается процесс хаотического реформирования бюджетной сферы. Хаотического - потому что, как и введение “новых систем оплаты труда”, это реформирование сброшено на регионы. А в регионах именно сейчас - в отличие от периода восьмилетней давности - нет денег. Поэтому регионы, по наущению двух князей Милославских - Минфина и Минтруда, пустились во все тяжкие и сливают учреждения, сокращая сотрудников. Этот процесс ласково назван “филиализацией” и “оптимизацией”. Хотя по правде они должны были бы называться тем, чем являются на деле: закрытием организаций и увольнениями. Но если в Москве протест по этому поводу банально залили деньгами, то в регионах, повторюсь, таких денег нет. Однако там недовольство людей не находит протестного выхода - либо в связи с реальной (или иллюзорной) возможностью альтернативного трудоустройства, либо из-за неготовности профсоюзных структур процесс возглавить. Нужно понимать, что в данном случае протест не является целью. Целью является сохранение достойного уровня жизни работников, членов профсоюза. А бороться приходится все с тем же: с бухгалтерским подходом к бюджетным отраслям и с отсутствием должного объема ресурсов, позволяющего “залить деньгами” любую проблему. То, что в “тучные годы” и в период стабильности позволительно, в период экономического кризиса выглядит как издевательство над людьми и политическая провокация против государства.

Именно тем же самым - издевательством и провокацией - можно назвать очередной цикл экспериментов над пенсионной системой, которые сейчас предлагают те же персонажи - Минфин и Минтруд. Буквально в прошлом году произошел переход на новую пенсионную формулу. Был взят курс на пенсионные баллы и вывод негосударственного пенсионного обеспечения из государственного - образно говоря, государственный насос отключили от негосударственной поилки. Этот переход, как утверждалось, осуществлялся, чтобы покончить с дефицитом Пенсионного фонда России. Теперь - уже после перехода - начались разговоры и, более того, появились законодательные инициативы, смысл которых - сокращение расходов Пенсионного фонда через фактическое повышение пенсионного возраста для отдельных групп (работающие пенсионеры, льготники по выходу на пенсию). Вопрос: подобного рода реформистско-пенсионные идеи будут теперь возникать каждый год? Причем ежегодно с одним и тем же обоснованием, что-де “еще одна реформа - и все будет отлично”?

К слову сказать, издевательства и провокации этим не ограничиваются. Разговоры о возможном пересмотре “северных” коэффициентов и подвешенная ситуация с изменением методики спецоценки условий труда вполне укладываются в эту схему.

А теперь - внимание! Как сочетаются идеи более активного со стороны государства управления экономикой с совершенно либеральными идеями типа “пусть работают без пенсии, пока смогут”? В теории - в цельной картине мира - никак. На практике - вполне сочетаются. Почему? Потому что в стране нет единого государственного видения социально-экономического будущего. Поэтому среди людей, “допущенных к рычагам”, каждый кавалер управляет на свой манер. В правительстве дядя Федор и пес Шарик пишут экономические антикризисные программы, периодически отвлекаясь на реальную жизнь. За ними критически наблюдает почтальон Печкин, вмешиваясь только в совершенно “отмороженных” эпизодах - вроде отмены пригородных электричек. Кот Матроскин из Центробанка утверждает, что “чтобы продать что-то ненужное, надо сначала купить что-то ненужное. А у нас денег нет”. И предлагает приватизировать Шарика.

Возникает резонный вопрос: что в ситуации этого политэкономического, извините, бардака делать профсоюзам?

Во-первых, не давать “быстренько и кулуарно” принять решения, влияющие на зарплату, рабочее место, условия труда и пенсию работника. Мы ж за общественное обсуждение? Так давайте обсудим! Максимально широко и публично. И не за пару дней. А в серьезных случаях - и до года. Так, чтобы все - и эксперты, и сами работники - четко поняли, что предлагается и что с ними будет. Чтобы получить внятное обоснование предложенным реформам. Причем не бухгалтерское, а профессиональное. Когда чиновники желают за недельку “отреформировать” отрасль - это обычно пример шулерства. Который, кстати, впоследствии ведет к откровенному социальному напряжению и публичным протестам.

Во-вторых, быть готовыми к тому, что в ситуации, когда у части власти съехала крыша (по моему оценочному суждению; примеры я приводил выше), а про оппозицию и говорить сложно, любые спокойные и законные действия профсоюзов могут вызвать обвинения. У нас любят в ответ на несогласие, на неготовность “лечь под клиента” “шить” - либо политику, либо коррупцию.

 

И третье. Профсоюзам нужно понимать, что они сегодня не просто защищают права членов профсоюзов. По сути, выступая против сомнительных реформ и реформочек, они обеспечивают социальную стабильность страны в ситуации внешнего политического давления и внутреннего экономического кризиса. Это очень немало. Получилось так, что сегодня у России, кроме традиционных союзников - армии и флота, есть еще одна сила - профсоюзы. На первый раз звучит вроде бы высокопарно, а если задуматься...

Александр Шершуков

Голосов пока нет