РЕКЛАМА

Нереальная реальность

 

Нереальная реальность

ЦЕНТРОБАНК ПРО НАС: ВЫШЕ ПОЯСА ИЛИ НИЖЕ?

Читая интервью заместителя председателя ЦБ о “новой реальности” в российской экономике, поневоле вспоминаешь известное произведение Бориса и Аркадия Стругацких “Понедельник начинается в субботу”. Герой “Понедельника”, программист Александр Привалов, однажды попал в отдел разработки машины времени. Особенность этого изобретения состояла в том, что путешествовать можно было только по описываемому писателями времени. Представляете, каково было удивление героя, когда, испытывая на себе возможность перемещения во времени, он видел людей, одетых только выше пояса или, наоборот, ниже пояса. А как может быть иначе, если писатели не утруждали себя описаниями полного комплекта одежды. Так что Привалову “то и дело попадались какие-то люди, одетые только частично: скажем, в зеленой шляпе и красном пиджаке на голое тело (больше ничего); или в желтых ботинках и цветастом галстуке (ни штанов, ни рубашки, ни даже белья)”.

Такие вот ассоциации вызывает путешествие по экономическим рассуждениям “о новой реальности”. Но, как говорится, ближе к теме. Читаем: “Я бы выразилась иначе - ситуация в экономике развивается лучше, чем можно было бы ожидать. Цены на нефть сейчас достаточно низкие - около $40 за баррель, причем снижались они в два этапа. Было падение в прошлом году, а затем в начале этого года. Сейчас происходит некоторое восстановление. Но невзирая на вторую волну снижения нефтяных цен, мы видим, что ситуация в экономике продолжает стабилизироваться” (“Известия”).

Поняли? “Ситуация в экономике продолжает стабилизироваться”. Выше пояса или ниже? Неясно товарищи, неясно. Нет полной-то картинки. Может, тут доклад Всемирного банка поможет, прояснит картинку?

ОНИ ПРО НАС: БЕДНОСТЬ РАСТЕТ ПО ЛЮБОМУ СЦЕНАРИЮ

А что они, экономисты Всемирного банка, говорят? А говорят они следующее: согласно текущему базовому сценарию в российской экономике ожидается дальнейшее сокращение на 1,9%. Правда, и у самого Центрального банка базовый сценарий предусматривает падение ВВП на 1,3 - 1,5%.

Честно говоря, я всегда считал, что слово “стабильность” предполагает, по крайней мере, стабильность - то есть не падение и не рост экономики, а остановку или роста, или падения. Но зампред ЦБ вводит “новую реальность” - стабилизация экономики при продолжающемся ее падении. Круто.

Вернемся к докладу Всемирного банка “Долгий путь к восстановлению экономики”, который был представлен в прошлую среду. Из него следует, что снижение доходов населения тормозит восстановление экономического роста в России: “…падение реальных доходов в условиях неизменно высоких процентных ставок осложнило возможности домохозяйств по обслуживанию долга и привлечению новых кредитов. В результате на протяжении второго полугодия 2015 года спрос домохозяйств сохранялся на чрезвычайно низком уровне, при этом, согласно оценкам, его снижение составило 11,4% к соответствующему периоду предыдущего года. Совокупное потребление сократилось на 7,5%, при этом его общий вклад в снижение экономического роста в 2015 году составил 5,4 процентного пункта”.

Эксперты Всемирного банка прогнозируют, что уровень бедности будет расти и далее - и по базовому сценарию, и по пессимистическому. Главными факторами, которые влияют на этот процесс, являются продолжающийся рост безработицы и сокращение социальных расходов в рамках борьбы с бедностью. По базовому сценарию, численность бедного населения в 2016 году увеличится еще на 1,1 млн человек, а уровень бедности повысится до 14,2%. “Такой рост сведет на нет успехи, достигнутые за последние десять лет, и станет самым значительным увеличением за период после экономического кризиса 1998 - 1999 годов”.

И МЫ - О СЕБЕ: ПРОЕДАЕМ, ТОВАРИЩИ…

Но зампред ЦБ во всем этом видит светлую сторону: “…в этой новой реальности есть разные новые возможности. …Появляются сектора, в которых открываются новые возможности для развития. И первые сигналы того, что это происходит, мы уже видим. Есть и сектора, и отдельные компании, где в прошлом году наблюдался значительный рост прибыли и выпуск продолжал расти. Некоторые компании нащупали новые возможности для развития производства как для внутреннего, так и для внешнего рынка. Таким образом, сейчас наша экономика ищет новые точки конкурентоспособности и новые возможности для роста”.

Правда, остается вопрос: где эти точки роста? Кто будет потребителем на внутреннем рынке? По данным исследования Sberbank CIB “Потребительский индекс Иванова”, из-за снижения доходов количество россиян, не имеющих сбережений, выросло с 36% в четвертом квартале прошлого года до 41% в первом квартале этого года. А недавний опрос исследовательского холдинга “Ромир” показал, что никаких сбережений на черный день сейчас не имеют 73% российских семей, из которых 12% потратили всё в последнее время. Еще 10% россиян проедают остатки своих сбережений прямо сейчас.

Россияне не только проедают (в прямом и переносном смысле) свои сбережения, но и вынуждены еще нести высокую долговую нагрузку, которая “съедает” существенную часть получаемых трудовых доходов. Так, по данным Объединенного кредитного бюро (на основе исследований расходов 42,7 млн заемщиков, которые имеют работу и входят в группу экономически активного населения), по итогам 2015 года розничные кредиты имеют 59% граждан России. В среднем на одного российского заемщика приходится 1,7 открытых кредита, или 210 тыс. руб. В самом сложном положении находятся заемщики Карачаево-Черкесии, чья долговая нагрузка составляет 75% доходов. Средний ежемесячный платеж в этой республике равен 15 тыс. руб., а средний доход - 20,5 тыс. руб. Высокая долговая нагрузка также в Калмыкии, Дагестане и Адыгее. В 22 российских регионах средний уровень выплат по кредитам превышает половину дохода граждан. Москвичи, правда, выбиваются в лучшую сторону и платят по кредитам всего 28% от доходов.

*   *   *

Но у Центрального банка своя “новая реальность”, в которой у него нет задачи помогать правительству финансировать расходы на социальную политику, на борьбу с бедностью. Для него главнее всего - борьба с инфляцией. Любой ценой. Лишь бы гражданин видел, что цена булки на витрине стабильна. И не важно, что купить эту булку он не сможет.

 

Голосов пока нет