РЕКЛАМА

Экспертная мина при плохом прогнозе

Экспертная мина при плохом прогнозе

Экономисты расходятся в негативных прогнозах на 2015 год

В текущем году инфляция в России вырастет не то на 12%, не то на 17%; ВВП сократится либо на 3%, либо почти на 7%; нефть будет стоить в среднем либо 50, либо 55 долларов за баррель. Эти цифры были представлены в совместном докладе Института Гайдара и ведомственной академии Минэкономразвития, а серьезный разброс в прогнозе по первым двум показателям был назван, по сути, “диапазоном возможностей”. Корреспондент “Солидарности” побродил внутри этого “диапазона” в поисках ответа на вопрос, что же все-таки ждет россиян в 2015 году.

В начале марта россиянам был представлен очередной прогноз - “Тенденции и вызовы социально-экономического развития”. Примечателен документ тем, что был подготовлен общими усилиями идеологически противных друг другу структур. Это, во-первых, Всероссийская академия внешней торговли Минэкономразвития России (ВАВТ) и Российская академия народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ (РАНХиГС). И, во-вторых, но не в-последних по весу экспертного знания, Институт экономической политики им. Е.Т. Гайдара (ИЭП).

Поясним, что от имени Егора Гайдара российские власти стараются, мягко говоря, дистанцироваться вот уже около двадцати лет. Некоторые официальные лица не стеснялись открыто шельмовать реформатора уже вскоре после его похорон. Учитывая это, совместная работа двух, казалось бы, непримиримых экономических лагерей должна расцениваться позитивно. Урежем, однако, марш и обратимся к цифрам.

ДИАПАЗОН НЕГАТИВНЫХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ

В пресс-конференции, посвященной докладу, участвовали представители ИЭП и ВАВТ. Приведенные цифры подписаны, соответственно, Институтом Гайдара и Минэкономразвития (МЭР). Так вот, по прогнозу последнего, средняя цена на нефть в нынешнем году составит 50 долларов за баррель. ИЭП представил более оптимистичный прогноз - 55 долларов. Россияне привыкли оценивать такой эфемерный показатель, как благосостояние страны, прямо пропорционально цене на углеводороды. Основным же поводом для спокойствия населения является низкая инфляция. И чем выше цены на нефть, тем крепче в народном сознании рубль, ниже инфляция и быстрее наши танки.

Тем не менее ИЭП прогнозирует по итогам года более высокую инфляцию, нежели Минэкономразвития: 17,1% против 12,2%. Еще больше расходятся прогнозы по росту валового внутреннего продукта (ВВП - объем всех произведенных товаров и оказанных услуг в стране за год в денежном выражении). “Рост ВВП” у обеих команд экспертов выходит отрицательным. Но с той разницей, что “гайдаровцы” ожидают снижения показателя на 6,8%, а представители министерства - “всего” на 3%. Оценки расходятся более чем в два раза.

“Впрочем, несмотря на эти отличия, оба прогноза можно считать кризисными”, - справедливо замечено в докладе. Его авторы тут же оговариваются: российская экономика в настоящий момент “демонстрирует признаки, скорее, не кризиса, а депрессии”. Переводя с экспертного языка на обывательский: лучше не станет еще очень долго. Причинами тому эксперты считают снижение инвестиций в экономику в целом, уменьшение доходов и покупательской способности населения по итогам прошлого года и начала нынешнего, падение объема инвестиций в обрабатывающую промышленность и “спад” в машиностроительном комплексе.

Последние кавычки были не случайны: если кто-нибудь видел реальный подъем отечественного машиностроения в последние 25 лет, пусть кинет в окно редакции камень. “Все это указывает на неизбежность дальнейшего ухудшения, несмотря на всплески оптимизма, связанного с перспективами импортозамещения”, - заключают авторы доклада, недвусмысленно давая понять, каковы сегодня перспективы этого самого импортозамещения. И с авторами трудно не согласиться.

Напомним, осенью прошлого года США, страны Евросоюза и их партнеры ввели экономические санкции против ряда крупных предприятий и банков России, которые в результате лишились выгодных кредитов, технологической поддержки, части рынков сбыта и деловой репутации. Вслед за этим власти возвели политику импортозамещения едва ли не в ранг национальной идеи... И уже 16 декабря родной Центробанк повысил ключевую ставку с 10,5% до 17% (в начале текущего года она была снижена до 15%). Ставка влияет на межбанковские расчеты, от нее зависит размер ставок, под которые сами банки кредитуют население и предприятия.

Так вот, возвратимся к представленному докладу. Можно сказать, что Минэкономразвития почти открытым текстом признается за все правительство: ребята, никакого импортозамещения не будет. Почти открытым - потому что для такого признания ведомству понадобился содокладчик с “сомнительной” в контексте нынешней официальной экономической мысли репутацией. Имеется в виду, что высшие чиновники до сих пор предпочитают списывать российские экономические неурядицы на реформы 90-х годов, а одним из авторов тех реформ был Егор Гайдар, чье имя носит Институт экономической политики.

В свете вышесказанного стоит еще раз оценить представленные прогнозы. Минэкономразвития полагает, что по итогам 2015 года инфляция составит примерно 12%, ВВП сократится на 3%, а средняя цена нефти составит 50 долларов за баррель. Институт экономической политики приводит следующие цифры: 17%, 6,8% и 55 долларов соответственно.

- Когда мы сравниваем эти прогнозы, Института и Минэкономразвития, я бы не противопоставлял их. [Не говорил бы] что один лучше, а другой хуже, - заявил 5 марта на посвященной докладу пресс-конференции директор по научной работе Института Гайдара Сергей Дробышевский. - Мы показываем, таким образом, скорее диапазон изменения основных макроэкономических параметров - в силу того, что неопределенность условий в этом году слишком велика.

Авторы независимых, но представленных в одном докладе исследований дали понять, что инфляция, в принципе, может быть выше прогноза МЭР на 5%, а для ВВП не будет преступлением превысить негативные ожидания ведомства более чем вдвое. Это может говорить о том, что в правительстве попросту не знают, на чем строить свои расчеты. Но надеются, что показатели не опустятся ниже тех, которые взялся высказать ИЭП.

В эту схему, кстати, идеально укладывается незначительная разница в прогнозах двух групп экспертов на среднегодовую стоимость барреля нефти. Расхождение в несчастные 5 долларов, “растянутые” на целых 12 месяцев, создает эффект “одновременного старта”, единой отправной точки для размышлений и тех, и других экономистов. Что бы нам потом ни говорили в марте уже 2016 года, предварить любую мысль можно будет словами “как мы и предупреждали”.

“НОРМАЛЬНАЯ РЫНОЧНАЯ СИТУАЦИЯ”

Всем без исключения россиянам стоит в 2015 году готовиться к тому, что рынок труда будет “более гибким”. Об этом на пресс-конференции 5 марта предупредил проректор Всероссийской академии внешней торговли Павел Кадочников. И к этому предупреждению, пожалуй, стоит отнестись без иронии. Ведь “прогнуть” рынок труда не первый год с переменным успехом пытаются оба оппонента ФНПР - как власти, так и работодатели. На практике “гибкий рынок труда” будет означать как минимум превалирование упрощенных форм занятости. А значит, и упрощенной процедуры увольнения.

Среди отраслей, которые чувствуют себя хуже всего в данный момент, эксперт назвал многострадальное машиностроение. Однако ситуация там, отметил он, “управляема”.

- Более того, федеральное и региональные правительства постоянно отслеживают, что происходит на крупных заводах, и пытаются решать проблемы в первую очередь через поддержку спроса. Потому что просто вливать деньги в предприятия неэффективно, и непонятно, когда это кончится, - считает Кадочников.

За счет поддержки спроса сейчас действительно пытаются сохранить некоторые машиностроительные предприятия. Тем не менее сокращения на них уже объявлены, и, скорее всего, люди будут уволены. Это касается, например, ряда предприятий в составе крупного ЗАО “Трансмашхолдинг” (см. “Солидарность” № 6, 2015). Что же касается заботы о рабочих местах со стороны именно федерального правительства, то, как сообщалось 5 марта в новостной ленте на сайте “Солидарности”, Минтруд отказал “КамАЗу” в госфинансировании временных работ, предложив просто уволить 10 тысяч сотрудников “на время кризиса”.

В то же время Павел Кадочников оговаривается, что в ряде отраслей такой проблемы, как массовое высвобождение работников, не должно возникнуть. В пример он приводит сельское хозяйство, где “проблемы с доступом к кредитам для запуска посевной более-менее решаются”.

- Если есть перспективы высвобождения, ясно, что нужно запускать программы переподготовки, готовиться к более высокой безработице. Это нормальная рыночная ситуация, особенно в ситуации падения спроса. Весь рынок труда будет достаточно напряженным, - считает Кадочников.

В целом, по мнению эксперта, если ситуация в экономике будет ухудшаться, а найти приемлемые решения по поддержке спроса не удастся, высвобождений (читай: “массовых увольнений”) не избежать.

Добавим, что поддержка спроса среди россиян в последние годы чаще означает наличие множества “выгодных” населению программ кредитования. Но никак не рост зарплат, сопоставимый с ростом доходов собственников производства. “Производительность труда не позволяет, такова жизнь”. Но это уже совсем другая история. Хотя...

 

 

Голосов пока нет